UA | RU
22 апреля 2021, 15:00 2820

Мэр Ивано-Франковска Марцинкив: Никто не рождается "вечным мэром" или "вечным депутатом"

Ивано–Франковск встретил людными улицами - он уже больше недели как вышел из "красной зоны". Но городской голова, который ежедневно, включая выходные, участвует в различных событиях и даже на интервью прибежал "между мероприятиями", призывает "не расслабляться", потому что новый карантин - это новый удар по экономике города
Ивано–Франковск встретил людными улицами - он уже больше недели как вышел из "красной зоны". Но городской голова, который ежедневно, включая выходные, участвует в различных событиях и даже на интервью прибежал "между мероприятиями", призывает "не расслабляться", потому что новый карантин - это новый удар по экономике города

О его городе, его политике и его отношениях с другими ветвями власти – в эксклюзивном интервью RegioNews с Русланом Марцинкивым.

Руслан Романович, с 11 апреля Ивано-Франковск вышел из "красной зоны" карантина и сразу перескочил в "желтую". Сложно сказать, какая в этом логика, но...

У нас не всегда надо искать логику... (смеется). Главное, чтобы мы не расслабились и снова через три недели не вернулись в "красную" зону. Надо быть немного осторожным. Сейчас имели пару теплых дней – люди так вышли на улицы после этой "красной зоны", что было впечатление, что все: завтра потоп, последние дни... Поэтому угроза есть. И хочется, чтобы франковцы помнили, что от нас зависит, вернемся ли мы снова в "красную зону". Хочется, чтобы все соблюдали правила: "желтая" зона не означает снятия карантинных требований. И пока мы все не вакцинируемся, или большинство, - до тех пор надо соблюдать карантинные требования.

А раньше вы были противником жестких карантинных требований...

Я противник такого карантина. Когда якобы нельзя работать, но на самом деле "если очень хочется, то можно". Потому что я не вижу логики в этом. Знаете, "красная зона" - а все работали! Разве, возможно, только рынки закрыты - то есть все-таки нашли тех, кому нельзя. Такие наши двойные стандарты в Украине: если ты ближе к власти, то тебе можно сделать исключение, а если ты дальше от власти – то выполняй все требования. Поэтому я до сих пор считаю, что ограничения должны быть, но они должны быть разумными: не закрывать экономику, не закрывать бизнес. Считаю, что не до конца дорабатывают полиция, санэпидемслужба. Но в нашей стране карантин выгоден той же полиции, эпидемслужбе и прочим. Потому что это как раз и возможность разделить на "своих - не своих".

Сколько Ивано-Франковском потеряно за период карантина?

Ну, считайте: 30 миллионов мы сейчас выплатим из городского бюджета на помощь предпринимателям. Примерно один-полтора миллиона еженедельно уходит на выплату других материальных пособий: больным ковидом, на погребение умерших от ковида, различные материальные пособия. Это каждая неделя эпидемии!

Сколько времени продлится восстановление, возвращение к тому уровню, с которого начали терять?

Вернемся где-то к концу 2022-го – если население вакцинируем.

А как с вакцинацией?

Мы готовы вакцинировать. Но когда на 300 тысяч населения 4 тысячи человек вакцинировано – это капля в море, это не дает эффекта.

Что думаете о "Буковеле"? Ведь то, что он работал – это вроде и неплохо, ведь это работа экономики, это налоги в бюджет...

А вы поинтересуйтесь, сколько налогов в бюджет "Буковель" платит (улыбается). Понятно, что "Буковель" - это еще и туристическая отрасль, которая вокруг него работает, и да, она, возможно, несколько больше платит. Но в этом случае неправильной была позиция, что "Буковелю" можно работать, а малому бизнесу - нет. Считаю, что ничего бы страшного не случилось, если бы там работал рядом и какой-то один-другой промышленный магазинчик – один человек на 20 квадратных метров, и это было бы действеннее с соблюдением противоэпидемических ограничений, чем такие карантинные "качели". А сейчас мы героически думаем, как выплачивать карантинные пособия малому бизнесу.

Опять же, здесь вопрос основополагающий: карантин должен быть одинаков для всех. А у нас исключения начались с самого начала: "Эпицентр", "Буковель", эти все ломбарды, магазины с золотом... Люди все это чувствуют. И когда рядом стоят два магазина - один с золотом открыт, а магазин с тапочками должен закрыться - то люди справедливо спрашивают, является ли золото предметом первой необходимости. Но все привыкли уже, что как и в советское время: центральная власть - далеко, а мы тут как-то выживаем на месте.

Пятница - время для утренней инспекции по городу!

То есть главная просьба к центральной власти не мешать?

А еще советоваться и принимать мудрые решения. Я понимаю, что нужно показывать какую-то деятельность – якобы "мы что-то важное делаем". Но это "важное делаем" можно показывать другим способом. Это как поставили эту палатку, " мобильный госпиталь"... Ну к чему это было ставить в Богородчанах? Хотели напугать людей? Ну, так можно ж другим способом это делать. Ну, было там несколько больных, но это больше - показуха, чем реальная ситуация. Потому что рядом стояли областные больницы, которые были незаполнены и можно было туда класть пациентов. Нет государственнической позиции. Мы привыкли таким "совком" мыслить, советской ментальностью. Поколения меняются, а советская ментальность остается.

Но вы также управленец, и уже не впервые, и не только в местном самоуправлении, но и были народным депутатом. Вы не заражены этим советским, совковым?

Стараюсь говорить и делать то, что думаю . Многим это не нравится. Но считаю, что сейчас так нужно. Не надо "завивавати в папірці" и говорить те вещи, которые "правильные" для кого-то. Лучше горькая правда, чем сладкая ложь.

Тогда перейдем к"делам управленческим". Почему "Свобода", выиграв выборы в Ивано-Франковске и имея, можно сказать, "марцинкивское монобольшиство", раздает по кусочкам власть (например, должности) всем желающим? Это такая политика?

Работы хватит всем. Сегодня имеем три политические силы в городском совете – "Свобода" и еще две. "Європейска солідарність" - это строительное "лобби" в городском совете, и они это не скрывают. "Батьківщина" - это еще определенная часть, все работают в своих отраслях – ну пусть работают для города. Не такой у нас большой город, чтобы где-то что-то делили. И все направления представлены в исполнительном комитете.

А зачем вам так много людей в исполнительном комитете - 49? Их не трудно собрать?

Как раз таким количеством легче управлять. Потому что когда это восемь или десять человек, то бывает сложно собрать пять голосов для принятия решения, а когда это 60, то 31 собрать всегда легко. Это уже управленческое... (смеется). Они работают на общественных началах – мне это не мешает, но они являются выразителями какого-то определенного мнения, определенной среды: церкви, патриотических организаций, различных политических сил. Пусть лучше я от них тут узнаю информацию, что что-то им не нравится, чем они выйдут на улицы. Такова логика процесса. Ну и кроме того, у меня есть 18 сел теперь (в Ивано-Франковской ОТГ), и я был вынужден взять 18 представителей сел для того, чтобы слышать мнение каждого села – до принятия закона о старостах. Сейчас закон уже приняли, надеюсь, что президент его подпишет. Я не вижу какой-то проблемы в большой численности исполнительного комитета. У нас исполком проходит слаженно. Не скажу, что единодушно, но, в принципе, проблем с его проведением нет.

Ну хорошо, исполком - на общественных началах, а десять заместителей? Они же на зарплате...

Каждый из них на своем месте. Если человек хочет расти – ну, пожалуйста. Если он был начальником департамента, то что, жалко написать, что он заместитель? Есть два политических заместителя - один от " Батьківщини " и один от "Європейскої солідарності", остальные также имеют свои направления работы. Главное, чтобы хотели работать на сто процентов – работы хватит всем. Потому что вызовов перед городом есть очень много. Представьте себе, заместитель по образованию, культуре, работе со СМИ курирует только образовательных учреждений почти 140! Это хотя бы объехать каждое заведение, по одному в день – сколько времени надо? Мне это нереально. А это 140 директоров и 140 коллективов, с которыми надо сотрудничать, искать возможности.

Или перевод города на индивидуальное отопление – это огромное направление, это ежедневная непрерывная работа: сборы в домах, убедить людей, вкладывать деньги. Я уже не говорю о дамбах, канализации, водоснабжении... На самом деле у каждого из заместителей есть возможность работать. Хотя в идеале их должно было быть семь: как говорят специалисты по экономике, семеро – это идеальная структура. Здесь чуть больше – два политических, плюс секретарь городского совета. Не вижу в этом трагедии. Считаю, что проблема в нашем государстве – это работоспособность и руководителей, и подчиненных. Мы просто должны делать свою работу хорошо, тогда ее всем хватит, и страна будет развиваться. Пока что мы до этого не дотягиваем.

А не проблема, что в составе городской фракции "свободовцев" более половины депутатов не являются членами партии Олега Тягнибока? В "Свободе" после всех назначений и изменений в составе фракции членов партии - только 11 из 28-ми...

Честно говоря, я их даже не пересчитывал – кто партиец, а кто нет. Для меня они все являются принадлежащими к "Свободе". Это все - наши люди, наша команда формировалась по идеологическим выразителям и показателям. Если захотят стать членами "Свободы", я буду это только приветствовать. В отличие от других фракций, наша - достаточно крепкая. Мы обычно голосуем единодушно: целая фракция либо"за", либо "против". Если где-то иначе – ну, это когда берут в списки каких-то бизнесменов, которые вкладывают в кампанию и потом могут как-то влиять. У нас такого нет.

О "свободовских" мэрах говорят, что впервые они избирались по идеологическим мотивам, а во второй раз – больше по хозяйственным. Не теряется ли ваша "свободовская" идеология?

До того, как я стал городским головой, я уже был и местным депутатом, и секретарем городского совета, и народным депутатом, так что уже демонстрировал и хозяйственные достижения. Поэтому меня выбирали не только по идеологии. Да, идеология важна, но хозяйственные моменты также. На этих выборах, видимо, срабатывали несколько вещей. Первое: люди видели определенные хозяйственные успехи, да. Второе: люди не хотели "нового". Уже попробовали "новое" в Верховной Раде (с 11-ти нардепов, которые представляют Прикарпатье в парламенте, девять – от "Слуги народа" - ред.) и с президентом. Поэтому где-то уже хотели, чтобы была стабильность. Уже было разочарование у общества в целом, соответственно решили, что пусть лучше уж будет стабильность хоть здесь на местах. В центре уже дали шанс поменять, и вот что получилось... И третье – это постоянная коммуникация с людьми. "Свободовские" мэры постоянно общаются с людьми, и люди это чувствуют. Это не значит, что ошибок нет – ошибок не может не быть, если что-то делаешь. Безошибочный лишь тот, кто ничего не делает – его и критиковать не за что. И благодаря постоянной работе и постоянному общению люди видят, что, несмотря на любые обстоятельства, город идет вперед.

Довыборы в Верховную Раду (округ №87) не касаются вас напрямую как мэра. Но там был кандидат от "Свободы", и он не выиграл. Вы один из первых озвучили это. Позже Руслан Кошулинский сделал заявление о том, что были фальсификации и нужны перевыборы. Но вы уже признали поражение "Свободы". Почему "Свобода" так быстро сдалась?

Наше участие в этих выборах продемонстрировало, что мы имели шанс победить. Не на 100% мы им воспользовались – по разным причинам. Но если бы мы были на 5-6 тысяч голосов впереди, никто бы у нас не украл эту победу. Это первое.

Второе: когда мы стартовали, никто не верил, что мы можем посоревноваться с Шевченко, который стартовал с 62 процентами, и с кандидатами, которые тратили на компанию огромные средства. Я считаю, что здесь мы недоработали. Все вместе. Я поддерживал Руслана Кошулинского. Тут просто специфика выборов немножко другая. В городской местности, в больших населенных пунктах Кошулинский выиграл, но в селах он не выиграл. Потому что сельский избиратель немножко по-другому голосует, другие у него приоритеты. Мы можем говорить: да, подкуп избирателей был. Да, фальсификации были на ряде участков. Но если бы мы имели несколько тысяч голосов больше, никто бы ничего не мог возразить. Этих голосов не было.

Да, все увидели, что власть может, таким, скажем, административным методом "переголосовать" или пересчитать голоса (ведь не важно, кто и как голосует – важно, кто и как считает). Это показало то, что надо готовиться к следующим выборам – и президентским, и парламентским, где такие технологии будут пробовать применять. Единственное, что это будет трудно применить в масштабе целой страны, потому что надо иметь бешеное количество людей, которые будут это делать. Любой проигрыш - это урок, который нужно использовать. А то, что мы сдались... Что значит "сдались"? Официальная информация, по "живым" протоколам – мы на тысячу голосов проиграли. Оно есть, и ты никуда не денешься. Если я фальсификатора за руку не сцапал на участке, то крути не крути – это поражение, и надо его признавать и двигаться дальше. Это - не слабость. Каждое поражение учит и дает возможность выиграть дальше.

Кто больше фальсифицировал? "ЗеКоманда" или команда Шевченко?

Обе. Что те, что те на своих участках подбрасывали бюллетени, и я плюс-минус знаю, на каких участках, их 15-20. И это урок на будущее: надо иметь структуру. Трудно вести выборы из Франковска, не имея сильных структур в районах. Но здесь выборы были построены на больших деньгах. Технологически мы все вроде правильно сделали – если бы это были демократические нормальные выборы без подкупа избирателей, без фальсификаций, без "сетей", мы бы выиграли. А так ... ну человек же пришел. Ну, продал он свой голос за 500 или 1000 гривен, но он пришел с паспортом. Как ты ему можешь запретить проголосовать? Это осознанный выбор, только другой категории. К сожалению, многие люди продали свой голос из-за разочарования. И чем меньше село, чем меньше население в нем, чем беднее люди, тем легче их купить. Это пример того, что этой власти не нужен средний класс – только богатые и бедные. Потому что бедных легко купить. Эти выборы ярко это показали.

О сотрудничестве городских властей с областными. Выглядит так, что с облсоветом у вас все прекрасно, ведь его возглавляет ваш однопартиец и также уже не впервые (Александр Сыч уже третий раз избран председателем Ивано-Франковского облсовета – ред.) Пожалуй, вы близки не только по идеологии, но и интеллектуально – у него около 40 научных трудов, а вы недавно защитили кандидатскую диссертацию...

В этом плане немного иначе (смеется), Александр Максимович - он классический ученый, я таким не являюсь. Я больше практик, но мне очень близка тема службы безопасности ОУН: и по духу, и у меня к ней семейный интерес - в семье моей мамы был эсбист, который, чтобы не сдаться в плен, подорвал себя гранатой... Поэтому и защищался я именно по этой теме - "Правовые основы создания и деятельности Службы безопасности ОУН". Не хочу хвастаться, что я в ней один из лучших, но скажу, что знаю в ней очень много – и в документах, и в психологии, и в юридических аспектах. Мне важна была именно эта тема, и я бы не защищался по другой. То есть если бы не эта тема, я бы не взялся за научное исследование...

То есть все равно с облсоветом отношения очень хорошие. А с обладминистрацией?

Рабочие. Нам надо сотрудничать, это - власть. Речь не идет о каких-то личных предпочтениях.

Глава Ивано-Франковской ОГА Андрей Бойчук в свое время был сотником Майдана, так выглядит, что вы с ним должны были бы быть на одной волне. А вы вместе с митингующими идете к нему протестовать против локдауна...

Думаю, он неправильно делает, что не выходит к людям. Даже если тебя не выбирали люди, ты все равно должен с ними общаться. Нельзя от них отстраниться. Поэтому считаю, что эта его позиция неправильная. Видите, я озвучиваю то, что считаю правильным. Но я не скажу, что у нас плохие отношения. Нормальные, рабочие. Я понимаю, что он в вертикали власти, которая работает по каким-то правилам. Мы сотрудничаем в тех или иных вопросах развития города. Нельзя же отделиться друг от друга.

Недавно вы сообщили, что собираете добровольческие отряды. Руководитель Генштаба очень быстро заявил, что этого не нужно делать и нагнетать ситуацию. Для чего вы эти отряды собираете? Действительно считаете их необходимыми или это какая-то пиар-акция?

История показывает, что война неизбежна. Будет ли она завтра, или послезавтра - к ней надо быть готовыми. Почему мы не готовимся, а сидим в кустах? У меня в муниципальной инспекции есть ребята, которые воевали, их 29. По всей структуре – до трех сотен. Большинство из них, разумеется, в случае эскалации пойдут на войну. Потому что они это пережили, им снится та война, они ее чувствуют. Вот сейчас я еду на Восток, то среди них желающих поехать много. Поэтому считаю, что воевать должны те, кто умеет.

Было же когда-то много случаев, что когда начиналась война, родители шли за детей. Вот и сейчас - если отец служил в Советской армии, имеет навыки, а сын его сейчас работает, и отец хочет пойти на войну вместо сына, почему бы государство это не стимулировало? Зачем призывать тех, кто не хочет воевать? А как раз те, кто хотят, должны быть в списке в первую очередь. Более того, они должны быть в одном отряде. Они тогда будут эффективными, когда будут чувствовать, что им в спину никто не выстрелит. А при нашем количестве спецслужб, работающих в министерстве обороны и других, надо быть готовым ко всему. 2014 год показал, что если бы не добровольцы, то кто знает, где бы мы уже врага остановили. Поэтому надо просто быть готовыми. Это же не нарушение закона – иметь список добровольцев в случае чего. Ну есть список - люди из нашей структуры, которые хотят пойти добровольцами.

Сбор гуманитарной помощи ребятам, защищающим Украину в войне на востоке

Это же не значит, что они уже сегодня с автоматами ходят по улицам?

Конечно, нет. Это значит, что они вызвались: в случае чего мы первые уйдем. Еще древние римляне говорили: хочешь мира – готовься к войне. Поэтому мы должны были бы сейчас показывать, что мы максимально готовы к войне. Чтобы враг не полез, надо показать, что имеем зубы. На всех уровнях. В каждом областном центре чтоб была территориальная оборона, учили стрелять из автоматов, пулеметов ... Это не значит, что мы агрессивны. Мы просто готовы.

Но Хомчак сказал этого не делать. Вы теперь сделаете что?

Ну, Хомчак сказал. А у меня уже есть список. И что? Это запрещено законом - иметь список людей, которые готовы защищать свою страну? Если бы мы в 2014 году думали, как кто относится, то этой страны уже бы не было. Сегодня надо показывать, что мы готовы к отпору. Это пример информационной войны. Враг будет видеть, что мы готовимся, задумается о своих больших потерях. А показывать слабость в переговорах – можно проиграть, не начав бой. Мы не должны прятать голову в кусты. Потому что им до лампочки – Москве и ее прихвостням, что мы заявляем, что мы их не будем беспокоить.

Стать мэром после Верховной Рады – это не понижение статуса?

А что там делать в той Верховной Раде? Кнопки жать? Для того, чтобы там что-то сделать, надо заходить большой командой и что-то менять. Одному или нескольким там нечего делать по большому счету. Ну я был народным депутатом два года. Честно – здесь гораздо более динамичная работа. Гораздо ответственней. Я вообще убежден, что должен быть принят кодекс, где четко разграничат, чем занимается государство (оборона, внешняя политика), а чем местное самоуправление (ремонтировать дороги, парки, скверы, общественный транспорт и т. д.). Половина налогов должна оставаться на местах, половина - идти в государственный бюджет. И тогда будет покой.

Ситуация, которая есть сейчас, рано или поздно приведет к нездоровым федералистическим процессам – к тем, что было в Донецке и Луганске, когда звучало "мы кормим всю страну". Сегодня государство и самоуправление подменяют друг друга в своих функциях. И мы рассказываем что-то: о децентрализиации, которой не существует (потому что на самом деле есть финансовая централизация), подменяем децентрализацию административно-территориальной реформой. Мы сделали административно-территориальную реформу, но не сделали децентрализацию, потому что не отдали ресурсы и полномочия. То есть везде - подмена понятий! Хватит врать друг другу. Пора говорить правду. Потому что мы все друг другу врем на всех уровнях, а потом удивляемся, чего это люди не соблюдают правила. Люди видят все и говорят: вы же там лжете, так почему я должен выполнять? Вот в чем причина проблемы недоверия.

О недоверии. Как-то вы сказали, что у вас в аптеках начали продавать вакцину. Но потом заявили, что ошиблись. Говорили?

Говорил. Но не все, что говорил, можно говорить. Говорю же: мы в стране живем, где друг другу врем. Время говорить правду. А никто этой правды не хочет.

Об одном из "свободовских" мэров пишут, что ему, возможно, уже тесновато в рамках одного города. А вам-еще не тесно в рамках одного города? Вот действительно мы с вами говорили будто об Ивано-Франковске, а перешли уже на общегосударственные темы....

Всему свое время. Никто не рождается "вечным мэром" или "вечным депутатом". Пока что громада поручила мне на пять лет управлять городом. Есть много вещей, которые я должен завершить. Я начал строить мост, начал транспортную реформу, другое. Поэтому я должен отвечать за это перед людьми. А то, что я мыслю общегосударственными критериями... Не может руководитель областного центра не мыслить общегосударственными критериями. Как бы мы не хотели, Нью-Васюки мы не построим, все равно вокруг обстоятельства, которые влияют на нас. Пандемия влияет на мэров, потому что они выделяют больше средств на больницы, на кислород, а меньше ремонтируют дороги. Война также влияет на мэров, законодательство влияет, финансовый кризис. Мы не живем в идеальном мире. Все взаимосвязано.


 
Подписывайтесь на RegioNews

Нажмите «Читать», чтобы читать
Regionews.ua в Telegram

Читать в Telegram