UA | RU
04 августа 2023, 16:31

О синдроме усталости от войны

Синдром усталости от войны и реакция на затяжку войны проявляется у наших людей по-разному
Синдром усталости от войны и реакция на затяжку войны проявляется у наших людей по-разному
Фото: УНИАН

Целый ряд различных политических событий последнего времени (общественная критика относительно нецелесообразности отдельных бюджетных расходов, не отвечающих условиям и требованиям войны; эмоциональные информационно-дипломатические перепалки относительно того, что украинцы якобы недостаточно благодарят внешнюю поддержку; слухи о возможности выборов во время войны; острая дискуссия в социальных сетях относительно сообщения о том, что "украинцы заслужили эту войну" и т.д.) на самом деле имеют одинаковый знаменатель – это эмоциональная и политическая реакция на ситуацию затягивания войны, осознание неопределенности с ее дальнейшими перспективами. Условно эту реакцию и связанное с ней политико-психологическое состояние можно охарактеризовать как синдром усталости от войны. В разных формах он проявляется и у нас, и у наших международных партнеров, как в политических элитах, так и у рядовых граждан. Проявляется он и в России. Но для нас сейчас более важна внутренняя украинская ситуация.

У многих украинцев и на фронте и в тылу постепенно появляется ощущение, что скорой победы не будет. Война против российского вторжения может затянуться на неопределенное время и потребовать от государства и общества еще больше жертв. На фоне таких настроений восстановление в воюющей стране наших довоенных общественно-политических болезней – коррупции, неэффективности государственных и коммунальных институтов, бюрократического произвола, неадекватного условиям войны образа жизни отдельных власть имущих – вызывает у абсолютного большинства украинцев резкое возмущение. Сами традиционные украинские проблемы также начали восстанавливаться в результате затягивания войны. К условиям затяжной войны начали приспосабливаться не только рядовые граждане, но и нечистые на руку чиновники. Тем более что, как свидетельствует исторический и международный опыт, любая война создает много возможностей для желающих заработать на ней.

Синдром усталости от войны и реакция на затяжку войны проявляется у наших людей по-разному.

Большая часть украинцев просто приспосабливается к этой ситуации, пытаясь адаптироваться к новой "норме", как они надеются, временной. Кто-то пытается восстановить квази-мирную жизнь, которую нарушают только воздушные тревоги. Некоторые закрываются от войны и всего, что с ней связано. Их устроит завершение войны в любой форме. Распространена амбивалентная реакция – внешне патриотические чувства, но одновременно нежелание, чтобы кто-то из близких ушел на фронт. Чем дальше будет затягиваться война, тем больше эта последняя группа будет поддерживать ее завершение в относительно приемлемой форме, в том числе просто прекращение боевых действий.

У нас остались и те, кто имел и имеет или частично сохраняет пророссийские взгляды. До полномасштабного вторжения их было около 10% (от массы). Значительная часть этих людей поменяла свое отношение к России негативным. Однако их взгляды остались противоречивыми. Думаю, что среди этих людей немало поклонников мира любой ценой – "только бы не было войны". Остались и поклонники Путина. Они ждали прихода русской армии или смены власти в Украине. Не вышло. Они по понятным причинам закрылись и своих взглядов не демонстрируют. Внешне они тоже пацифисты, однако вину за начало войны они возлагают не на Россию, а на Украину. Это явное меньшинство, вероятно, всего несколько процентов. Но они есть.

Суммарно группа бывших поклонников ОПЗЖ значительно уменьшилась, но они уже не стесняются напоминать о своих симпатиях. Вот конкретный пример. По данным опросов Центра Разумкова, до начала полномасштабного российского вторжения (в июле-августе 2021 г.) Юрию Бойко доверяли 17,6% респондентов. В феврале-марте 2023 г. бывшему лидеру ОПЗЖ доверяли только 6%. Опрос, проведенный в первой половине июля 2023 г., показал, что сейчас Юрию Бойко доверяют уже 9,8% респондентов. Еще 7,6% респондентов - это те, кому затруднились ответить на вопрос о доверии или недоверии к Ю.Бойко. Среди этих людей могут быть и скрытые симпатики бывшей ОПЗЖ, или колеблющиеся в своем отношении к Ю.Бойко, но без явного негатива к нему. Отмечу, что рейтинги доверия не являются электоральными рейтингами. Процент тех, кто готов голосовать за Ю.Бойко гораздо меньше. Тем не менее, по опосредованным признакам заметно, что сторонники бывшей ОПЗЖ понемногу приходят в себя. Это отдельная тенденция, однако в широком политическом контексте она тоже внутриполитическая реакция на затягивание войны.

Наиболее показательно поведение политизированной части общества.

Активные противники нынешней власти в первые месяцы после российского вторжения отказались от прямой критики власти и внутренней политической борьбы. Было понимание, что сейчас всем следует объединиться против общего врага. Когда военная ситуация стала не столь угрожающей и в действиях разных органов власти начали проявляться старые украинские проблемы, сторонники патриотической оппозиции возобновили критику власти. Но до последнего времени действовало табу на критику Президента Зеленского. У кого-то изменилось положительное отношение именно к Владимиру Зеленскому. А кто-то просто понимал, что в условиях войны критика Верховного Главнокомандующего неуместна и будет в пользу врага. В конце концов, это просто не воспринималось широкими слоями общества. Сейчас некоторые представители и сторонники оппозиции пытаются отменить эту "красную линию" по отношению к Президенту Зеленскому.

Менее политизированной, но более распространенной стала реакция раздражения и резкой критики в адрес конкретных решений и действий властей, ее отдельных институций и представителей. И эта тенденция набирает обороты. И не только по субъективным причинам. Объективных поводов для критики тоже стало больше. Но раньше доминировали положительные ожидания, сейчас все больше эмоции недовольства и раздражения. И эта критика касается уже не только власти, но нынешнего состояния украинского общества.

В такой реакции я бы выделил два противоположных полюса.

Во-первых, это всеобщее разочарование и раздражение на уровне почти отчаяния. Ярким проявлением таких настроений стало сообщение, вызвавшее бурную дискуссию в соцсетях, с тезисом о том, что "украинцы сами заслужили эту войну". Это была явная истерика (вместе с хайпом в стиле соцсетей), и в чистом виде проявление усталости от войны. В прошлом году, и даже полгода назад подобный пост в соцсетях воспринимался бы как явное капитулянтство или продвижение российских нарративов. Сейчас он нашел немало поклонников. В чем опасность таких настроений? Главным образом, в том, что они демотивируют и разрушают нашу психологическую установку на сопротивление российской агрессии. Политический вред такой позиции в том, что вина за войну возлагается не на путинский режим и страну-агрессорку, а на проблемы в украинском обществе. Это ложный диагноз, который сейчас с удовольствием используется русской пропагандой. Кстати, это позиция, которая по ключевым тезисам в оценках причин войны очень близка к политическим настроениям людей с пророссийскими взглядами. Стратегически риск этих настроений состоит в том, что они возвращают нас в комплекс неполноценности, да еще и в форме национального самоунижения. Это возвращение в состояние всеобщего уныния и недоверия. С такими настроениями мы до победы точно не дойдем.

Другой полюс критических настроений – резкое недовольство чрезмерной расслабленностью общества в тылу, призыв к тотальной мобилизации всех сил и ресурсов на нужды войны. Такая позиция проявляется прежде всего у тех, кто на фронте, у тех, кто напрямую помогает нашим военным, а также кто личностно и эмоционально связан с военными, воюющими с врагом. Лозунг этой общественной группы – тотальная война до окончательной победы, несмотря на многочисленные жертвы. Проблема такой позиции в том, что значительна, если не большая часть общества, не готова к тотальной войне. Кроме того, тотальная война нуждается в надлежащем ресурсном обеспечении, в том числе и особенно со стороны наших партнеров. А у них тоже проявляется усталость от затягивающейся войны. У наших международных партнеров также есть опасения по поводу рисков эскалации войны. В конце концов, есть и уменьшение объема военных ресурсов, которые они могут нам предоставить. Кроме того надо учитывать, что на нашу тотальную мобилизацию в России неизбежно ответят своей массовой мобилизации. И у них мобилизационный ресурс гораздо больше, чем у нас.

Еще одно специфическое проявление усталости от войны – критические эмоции в адрес наших международных партнеров. Они проявляются не только у простых украинцев, но и время от времени и у представителей власти, в том числе иногда и у Президента Зеленского. У этих эмоций, к сожалению, есть объективное основание – военная помощь от наших партнеров часто густо поступает с опозданием, и не в тех объемах, которые позволили бы победить врага. Есть определенные разногласия в политических (или еще и в экономических) интересах, в понимании целей и последствий войны против России. По мере затягивания войны с Россией эти разногласия в определенной степени усиливаются, что и приводит иногда к чрезмерным эмоциональным реакциям с обеих сторон. Однако отмечу, что, несмотря на проявления ситуативных критических эмоций, у абсолютного большинства украинцев сохраняется положительное отношение к нашим международным партнерам.

В чем главный риск синдрома усталости от войны? В определенном ослаблении нашего психологического потенциала сопротивления российской агрессии, в уменьшении уровня нашей национальной консолидации (а именно она стала одной из главных причин того, что мы устояли перед российским нашествием). Особенно опасно возвращение вируса внутренней розни.

Нынешняя социально-психологическая ситуация с синдромом усталости от войны не является критической. Есть только определенные тенденции, которые пока не влияют определяющим образом на ход войны и общее состояние украинского общества. Но эти тенденции нужно учитывать, в том числе и в определенной корректировке государственной политики, как внутренней, так и внешней.

Условно говоря мы настраивались на среднюю дистанцию, а придется бежать марафон. И обществу нужно об этом откровенно и честно говорить. Официальным лицам необходимо отказаться от конкретных прогнозов завершения войны. Никто сейчас не знает, когда может завершиться нынешняя война с Россией. Обещания о скорой победе нереалистичны, они начинают раздражать в первую очередь военных. А прогнозы, что война затянется еще на многие годы, могут иметь демотивирующий эффект. Надо сохранять веру в победу и в ВСУ, но с учетом реальных перспектив войны и с постоянным напоминанием, что путь к победе может быть постепенным, поэтапным, даже с определенными остановками для восстановления сил. Стратегическая цель – освобождение всех оккупированных территорий – остается неизменной, а вот политическая и военная стратегия, особенно тактика, могут меняться в зависимости от обстоятельств войны и ресурсного обеспечения наших действий.

Преодоление синдрома усталости от войны особенно нуждается в решительных действиях государства по надлежащей концентрации сил и ресурсов страны для военных действий против страны-агрессорки, и для преодоления внутренних проблем, в первую очередь коррупции. Механизмы бюджетного процесса и форматы бюджетных расходов должны стать адекватными режиму военного положения. Люди должны видеть, что государство делает все, что необходимо для нашей победы.

Затягивание войны и патовая ситуация на фронте нуждаются в определении и координации дальнейших совместных действий между Украиной и нашими международными партнерами. И этот процесс должен быть достаточно гибким. Прямое эмоциональное давление и призывы "дайте нам больше и скорее" уже не работают так, как раньше, а иногда вызывают обратную эмоциональную реакцию (напоминание о необходимости благодарить за помощь). Синдром усталости от войны действует и у наших партнеров. Поэтому не стоит вовлекаться в обмен горячими эмоциями. Мы больше, чем они, заинтересованы в сохранении активных партнерских отношений. И в поддержании таких взаимоотношений мы должны учитывать специфику интересов отдельных наших партнеров, и именно на рациональном языке с точки зрения их интересов доказывать им необходимость формирования долговременных форм поддержки Украины для сдерживания российской агрессии.

Преодоление синдрома усталости от войны требует и общественных усилий – сдерживания негативных эмоций, негативной реакции на любые проявления внутренней агрессивной розни, активного общественного контроля за решениями и действиями органов государственной и местной власти, содействие концентрации сил и ресурсов для нужд обороны и освобождения оккупированных территорий.

В конце концов, усталость от войны надо претерпеть. Мы должны выстоять. У нас нет другого выхода.




 
Подписывайтесь на RegioNews
21 февраля 2024
Эксперт Виталий Кулик: Мы стоим на пороге крупного политического кризиса
Политический эксперт, директор Центра исследований проблем гражданского общества Виталий Кулик в интервью RegioNews рассказал о том, когда Валерий Залужный решится пойти в большую политику, возможны л...
16 февраля 2024
Тарифный ад для должников: почему украинцам, не платящим за "коммуналку", не будет покоя
С нового года должники за оплату жилищно-коммунальных услуг снова оказались на крючке у компаний, предоставляющих эти услуги. Отключение, пеня и даже суд – вот что будет ждать тех, кто привык потребля...
09 февраля 2024
Билет в космос, часы по миллиону гривен и сотни тысяч долларов "под подушкой": что декларируют мэры городов
Мэры областных центров Украины показали свои декларации за 2022 год. В большинстве из них – просто безумные состояния, среди которых есть дорогие квартиры, дома и часы, а семья одного из глав городов ...
07 февраля 2024
Сможет ли Зеленский посадить Порошенко
Петр Порошенко вскоре может оказаться на скамье подсудимых и получить реальный срок. Его подозревают в финансировании террористических организаций и государственной измене, которые в условиях военного...